Кубок Президента

Евгений Наер, гроссмейстер

Идеальный опен

До недавнего времени на моем шахматном глобусе стран бывшего СССР, как ни стран­но, не значилось. Но в этом году наметились перемены — в начале года сыграл в Кубке мира АШП по быстрым шахматам в Одессе, и вот теперь — на Кубке Президен­та в Баку. Впрочем, мое участие в бакинском турнире не планиро­валось. Только что закончилось утомительное первенство Европы, и я предвкушал долгожданный отдых. Но когда раздался звонок Александра Злочевского, сооб­щившего, что у организаторов Кубка есть вакансия для одного из московских гроссмейстеров, я долго не колебался. Лишь позже в разговоре с дирек­тором турнира Эмином Гаши-мовым я узнал, что попал в турнир не без изрядной доли везения. Организаторы нацеливались на шахматиста с Эло порядка 2670, и лишь предтурнирная спешка помешала им найти подходящего кандидата — точнее, убедиться, что я этому параметру не соот­ветствую. Что ж, надеюсь, они не расстроились и не пожалели о моем приглашении! Кубок Президента проводится в Баку в третий раз. В рассказах старожилов не раз проскальзывал эпитет «фантастический». Мне не с чем сравнивать — я играл первый раз.

Но такого роскошно­го опена по совокупности усло­вий я не видел давно. Организаторы шли навстречу любым пожеланиям участников. Сыграл, допустим, кто-нибудь за 5 минут и захотел возвратиться в отель — пожалуйста, машина. За­хотел позвонить домой? В холле, примыкающем к турнирному за­лу, установлены бесплатные теле­фоны. Не забыть и пару банкетов с музыкой и танцами, приуро­ченных к открытию и закрытию турниров. В общем, знаменитое кавказское гостеприимство мы вкусили в полной мере. Конечно, после семидесяти шес-тисотников на первенстве Европы не совсем искренне уверять, что турнир собрал очень уж сильный состав, но в представительности ему никак не откажешь. Большин­ство приглашенных гроссмейсте­ров входят в состав сборных своих стран (за исключением России, разумеется); участвовали несколь­ко настоящих звезд недавнего прошлого — Ян Тимман, Найджел Шорт, Александр Белявский, ле­генда мировых шахмат Виктор Корчной. Достойно были пред­ставлены хозяева, участвовали все сильнейшие азер­байджанские шахматисты, в том числе члены сборной Рауф Маме-дов и Гадир Гусейнов. Не перестают меня удивлять за­гадки спортивной формы в шахма­тах. Вроде бы после двух тяжелых турниров подряд — Дагомыса и Пловдива — речи о хорошей фор­ме идти не должно. Но, видимо, важнее оказался благоприятный психологический фон — оба преды­дущих турнира мне удались, и в Баку я играл не только прилично по качеству партий, но и легко, без привычных цейтнотов. Контроль на турнире был очень жесткий — 1.5 часа + 30 секунд на ход до кон­ца партии. Он удобен для органи­заторов и большинства игроков — появляется время отдохнуть и посмотреть достопримечатель­ности. Но если бы кто-то задумал издать небольшой сборник пар­тий турнира, трудности были бы неизбежны. Цельных партий яв­но не хватало, большинство про­ходило по одному сценарию — сложная борьба в начале, затем бесконечный цейтнот, срыв одно­го из игроков, и поединок закан­чивается в несколько ходов. Именно так проходила моя пар­тия с Миловым, в которой реши­лась судьба первого места. Для меня турнир по-настоящему начался в третьем туре, что отнюдь не означает, что местные игроки с невысоким рейтингом, в основном попадавшиеся Эло- Эло-фаворитам на старте, не представляли опас­ности. Так, уже в первом туре проиграл Люк ван Вели, были и другие осечки.

Е. Наер — Д. Магалашвили
На доске табия варианта Найдорфа со 6.g5, получившаяся у нас из «Раузера». Последний ход мо­его соперника (15...h4) увел пар­тию с магистральных теоретичес­ких путей. Актуальней 15... dg8, как было на недавнем Кубке мира у Пономарева с Камским. Не про­думав и пары минут, я сыграл 16.  с идеей атаковать пешку путем el. Вылазка ферзя 16...f2 явилась для меня холодным ду­шем. Здесь уже я погрузился в раздумья, ругая себя за то, что не сделал этого раньше. Первое вре­мя я не видел альтернатив защите пешки g2, допуская размен фер­зей. А ведь в такой структуре бо­лее антипозиционного размена и не придумать. На память сразу приходят партии Ботвинника, в которых он доказывал преиму­щество черных. На мое счастье нашлась очень красивая тактика: 17.  f3! xg2 18. еЗ. С угрозой поймать ферзя. 18...hg8 19. xa6! bхаб 20. b6+ а8. Следует темпо­вое освобождение 3-й горизонта­ли: 21.b5!! (но не 21.  с5? dxc5 22.b5 хс2+!! 23.  хс2 b4+, и побеждают уже черные) 21...ахb5 22.  с5 dxc5 23.  аЗ+ с матом. Давид правильно ответил 17... b6, и партия вошла в нормальное русло — у белых некоторый де­бютный перевес. В дальнейшей борьбе мне удалось победить. Следующие три победы пришли во многом благодаря агрессив­ному настрою моих соперников. Наиболее содержательной полу­чилась партия с Джумаевым.

Е. Наер — М. Джумаев
Защита Пирца-Уфимцева В09
Мой соперник, узбекский гросс­мейстер Марат Джумаев — чрезвычайно самобытный и абсолютно бескомпромиссный боец, гораздо органичнее смотревшийся бы в рыцарских шахматах позапрошлого века. Он из той категории шахматистов, про которых говорят, что их легче обыграть, чем сыграть вничью! Вот и в этом тур­нире Марат не изменил себе: +6 -2 =1. Единственная ничья на его счету в партии последнего тура с ван Вели в позиции «король, слон и пешка «h» против короля». I.e4d62.d4g6. Если черные соби­раются играть защиту Пирца-Уфимцева, им предпочтительней начинать именно так, а не с 2… f6, в случае которого непри­ятен план со 4. g5.
3.  сЗ   g7. Здесь тоже встреча­ется 4.  g5, но поскольку тем­повых идей с е4-е5 уже нет, это не столь опасно для черных.
4. f4  fб 5 f30-0 6еЗ. Одна из самых агрессивных и попу­лярных расстановок — белые максимально захватили центр и готовят длинную рокировку. 6... а6. Основное продолжение — 6...b6, подготавливая развитие ферзевого фланга и готовя с5. Впрочем, и ход в партии, пресле­дующий те же цели, логичен. 7.е5 g4 8. g1с5 9.dxc5. Прак­тически новинка. Обычно белые избирали более амбициозное и значительно более рискованное
9. h3  h6 10.g4. Мне же, памятуя о поражении в нашей предыдущей встрече (в 1997 году!), хотелось иг­рать понадежней и контролиро­вать игру, хотя, забегая вперед, стоит признать, что сделать этого в полной мере не удалось. 9...dxe5!? Ни духу защиты Уфим-цева, ни стилю моего соперника не соответствует 9... хс5 10.h3 h6 11. xc5 dxc5 12. xd8 xd8 13.g4. Контригра черных здесь сведена к минимуму, и за то вре­мя, что их конь будет возвращать­ся в игру, белые наверняка ра­зовьют нешуточную инициативу.
10. h3 h6 (10...е4 11. хе4 f612. + xf6+ fx6  ) 11. xd8 xd8 12. ха6 бxa6 13.xe5.

К этой позиции я стремился, делая свой 9-й ход. Оценить происходящее на доске не так просто. Два слона черных, бесспорно, компен­сируют лишнюю пешку, но вот компенсируют ли они и дефекты пешечной структуры? Не уверен. 13…f5. Наиболее естественный ход на самом деле, видимо, неточ­ность. Две другие возможности были предпочтительнее. Во-пер­вых, 13…b714c6 (14. h2!?) 14... хе5 15.схb7 хсЗ+ 16.bхсЗ аb8 17.  bl d7 18. f2 bxb7
19. е2. Думается, объективно та­кая трансформация позиции не­безвыгодна для черных. Во-вторых, 13... b8 14. dl xdl+ 15. xdl М)7. Теперь 16.с6 невыгодно белым, но после 16. h2 их шансы выше.
14. g4? Слишком размашисто сыграно. Надо было немного по­терпеть — 14.. f2g5 15.g3. Из об­щих соображений мне казалось, что давление черных здесь на­растает, но конкретные вари­анты говорят об обратном: 15... b8 16. dl xdl+ 17. xdl gxf4 18.gxf4 b4?! 19. d3 a4 20. d2 xa2 21. c3 a5 22. e5 с выигрышем.
14... h4?! Почему-то мы оба не обратили внимание на промежу­ток 14... хе5! 15.fxe5 b7 16. h2 h4 17. е2 fЗ, и перевес мо­жет быть только у черных.
15. е2. Сильнее 15. еЗ! хе5
16. fxe5 b7 17. fl f3+ 18. f2хе5 19. adl, получая лучшую редакцию событий в партии.
15... хе5 16.fxe5 b7 17f2 f! Даже исходя только из матери­альных соображений невыгодно 17... xh1 18. xh4 c6 19хе7. 18. hdl хе5 19. xd8+ xd8
20. g3 f3 21. d1 xd1 22. xdl.

ОКНО В ШКОЛУ

Детский т...Чаепитие ...День откр...Турнир па...Командный...